F В en
Размер шрифта Цветовая схема Изображения

16.09.16Программа выставок и дискуссий «Процессы. Опыты искусства в музее»

23 сентября в Музее истории ГУЛАГа стартует программа выставок и дискуссий Фонда V-A-C «Процессы. Опыты искусства в музее». 

Программа задумана в надежде на то, что искусство и инкорпорированные в него теоретическое и практическое знание могут сделать память о политических репрессиях продуктивной и стимулировать общественную дискуссию на эту тему.

Программа включает в себя ряд показов художественных работ, связанные с ними дискуссии, цикл встреч с художниками, историками и теоретиками, а также издание нескольких выпусков газеты. Проект условно разделен на несколько тем: свидетельство, слушание, наблюдение, ландшафт и памятник. Представленные работы посвящены медиа-анализу документального изображения (Толмачев), связи материального свидетельства и судебной экспертизы (Штайерль, Вайцман, Кинан), документации судебной речи и медиа-репрезентации суда (Бискотти, Радул), вопросам мемориального ландшафта («Горфауна», Гиссен) и, наконец, проблеме памятника (Норман).

Программа начинается с показа новой работы Михаила Толмачева «Пакт молчания», которая представляет собой попытку художника разобраться с так называемым Соловецким альбомом, представленным в экспозиции Музея истории ГУЛАГа. Aльбом фотографий Соловецкого лагеря особого назначения, один из трех известных сохранившихся фотоальбомов Соловецкого лагеря, был сравнительно недавно приобретен музеем у частного лица. Сложное мнемоническое устройство — фотоальбом — в течение своей жизни либо рассказывает все новые истории, либо молчит. Как работать с таким фотодокументом сегодня, когда утрачена личная история бытования альбома (нет ни свидетелей, ни рассказчика), а сам альбом обретает новый статус — музейного экспоната, помещенного в витрину? Осознавая роль таких документов как общественно и политически важных механизмов, способных преобразовывать структуру памяти, Толмачев возвращает альбом в перформативный режим, а зрителя — в естественную ситуацию медленного рассматривания фотографий в сопровождении рассказчика. Однако теперь рассказчиками выступают люди, причастные к современной истории бытования альбома: исследователь, музейщик и бывший владелец. Им художник дает слово; и хотя лица, события и места на снимках остаются неизвестными, в процессе рассказа начинают определяться границы нашего незнания о документе, причины этого незнания и мера нашей ответственности.